Впоследствии семья Пантюховых, в которой помимо него было еще четыре брата (пятый умер в младенчестве), много путешествовала по Российской Империи - Одесса, Тифлис, Петербург, Москва, Киев. Маленький Олег превратился в серьезного мальчугана, способного быстро бегать, хорошо плавать, уметь работать руками и думать головой. В 1888 местом службы отца ОИП был определен Кавказ - Тифлис (ныне Тбилиси). Первое слово, которое Олег выучил в грузинском языке было "Хабарда..." - "Берегись" (почти "Будь готов":-). Вместе с братьями постреливал из отнюдь не игрушечных пистолетов и ружей - родители позволяли, а оружие стоило "очень дешево на армянском базаре..ружье - 3 руб., пистолет 80 коп."

В 1901 г. Олег Иванович получает свой первый офицерский чин - фельдфебель Государевой роты Павловского военнаго училища. За снайперскую стрельбу ОИП получал неоднокрытые награды, включая крупные денежные призы, что было хорошим подспорьем к его жалованию.

Будучи гвардейским офицером ОИП имел возможность часто видеть и даже общаться с Императором Николаем II, испытывая при этом неописуемое чувство гордости за выпавшую честь. Монархические настроения, укрепившиеся во время службы в Царском селе остались у Олега Ивановича на всю жизнь.

В 1907 г. он знакомится с Ниной Добровольской - изысканной барышней, тонкой художественной натурой. По существовавшей в российском офицерстве традиции - новоиспеченный жених обращается к своему командиру с просьбой разрешить жениться!!! что и сделал ОИП: "Несколько обычных вопросов о родителях невесты и о деньгах...Особенное, как всегда, впечатление, что Нина Михайловна дочь командира лейб-гвардии Саперного батальона и племянница командира лейб-гвардии Саперного батальона свиты Его Величества генерал-майора Добровольского. Значит-Нина Михайловна из нашей военной среды..."

Свадьба состоялась в г.Вильне (ныне дер.Вильнюс, Литва) 11 мая 1908 г.

Весна 1909 года. Конец учебных занятий в школах. Заглохшая было площадка, для подвижных детских игр в Павловском, стала оживать. Павловск - любимое место прогулок для нас, офицеров, живущих на Малиновой Даче на Павловском шоссе...я заметил, что (на площадке) было довольно много подростков, учеников гимназии и городских школ, которые не знали, куда приложить свои молодые силы. Многие из них обступили меня. Часть из них знала меня по Царскому Селу. Молодежь любила нас, офицеров своих "царскосельских полков".
Один петербургский часовщик прислал для скаутов в мое распоряжение несколько призовых жетонов, а также согласие бесплатно чеканить для нас скаутские значки. Значек для наших скаутов мною был установлен как изображение геральдической лилии с царским вензелем в центре и с надписью на ленточке "Будь готов". Этот же милый часовщик отпечатал, выгравировал для моих скаутов почетную медаль по рисунку Нины Михайловны: "Скаут под деревом". Надпись вокруг была : "Вера в Бога. Верность Царю. Помощь ближним.""
"23 апреля - день нашего парада. Это день нашего святого...я сказал всем хорошее прочувственное слово". ОИП
"Адм.И.Ф.Бострем, кап. Б.Н.Свежевский, автор и скаутмастер Фергнберг." ОИП

25 марта исполняется 120 лет со дня рождения Олега Ивановича Пантюхова - основателя российского скаутского движения.

March 25 - birthday of Oleg I. Pantuhoff - The Founder of the Russian Scout movement (1882-1973).

Для каждого российского скаута, разведчика или следопыта это знаменательный день, когда мы все должны еще раз подумать, что МЫ сделали для того, чтобы российский скаутинг не прекратил на нас свое существование, а был передан через десятилетия и века нашим потомкам, как был он передан нашими старшими собратьями из далеких земель, где Пламя Российского скаутинга было сохранено в сердцах и душах русских людей? А ведь, скажем често, сделали МЫ еще очень мало. Наверно пришлось бы нам краснеть перед лицом Олега Ивановича - раздроблен и разъединен российский скаутинг, не так видел его возвращение на Родину наш Основатель.

For each of us - Russian Scouts, this day is significant, and today we must thinking what WE ARE made for following and keeping of tradition of our Movement, started on 1909? Frankly said we all - Russian Scouts-Sledopyts-Pathfinders-Razvedchiks nave not doing evething we can. I can believe that Oleg Ivanovich has another imagination of Returning and Revival of Scouting in Russia instead situation which happened now in our Scouting. (for full version of English translation please contact Julia Izotova)

От этих грустных размышлений и дум, давайте вернемся к личности Олега Ивановича - легендарного человека, русского интеллигента и офицера. Он родился 25 марта 1882 г. в Киеве, в семье военного врача. Его родители были теми, кого уже в то время называли "подвижниками" - они уехали в далекую провинцию (360 км. от Киева) чтобы открыть там школу и "просвещать народ". Недалекие предки Олега Ивановича (от обрусевшего шведа-генерала-прадеда до бабки-Черниговской помещицы) представляли самые разные слои российского общества. По семейному преданию в роду у них были и Нарышкины, и Голицины. По свидетельству самого ОИП в геральдическом дереве Пантюховых были Дмитрий Донской, Иван Калита, Александр Невский... "Конечно, как-то совестно (не знаю каким словом выразить это чувство), когда упоминаешь такие великие имена, но если они значатся в родословной, то все же, "да ведают потомки православных", и в частности наши потомки, давно прошедшие времена."- писал Олег Иванович.

Фотография Олега в 1886 г.

 

В 1892 году родители определяют Олега в кадетский корпус. Таким образом, в возрасте 10 лет, Олежка - мамин любимец, переходит на "казарменное положение" и невольно выбирает военную службу. Отчасти такой выбор был сделан в связи с нелегким материальным положением семьи и необходимости платить за учебу в Университете старших братьев. В кадетском корпусе Олег со своими товарищами создает Пушкинское звено - романтический прообраз будущих скаутских патрулей, опыт, который в будущем весьма поможет Олегу Ивановичу понять чаяния и интересы российской молодежи.

В 1899 г. Олег заканчивает учебу в корпусе. В подарок он получает от отца 100 (сто) рублей и решает в одиночку (ему ведь целых 17 лет!!!) предпринять путешествие по Европе. Маршрут его путешествия: Тифлис-Батум-Поти-Керчь-Феодосия-Ялта-Севастополь-Киев-Вена-Цюрих- (прервемся на секунду и приведем дорожную зарисовку ОИП: ...когда нам на улице попадались надписи "русским вход запрещен", это казалось обидным, но мы узнали, что именно в Цюрихе штаб-квартира русских революционеров и террористов, и тогда эти предосторожности показались мне не лишними") Далее: -Инсбрук-Зальцбург-Вена- ну и назад, через Одессу. А там и до Алушты недалеко (там находилась в это время мама ОИП и братья). Да и любимое многими место в Алуште еще называлось Профессорский уголок (при совочке переименован в Рабочий sic!).

В том же 1899 г. Олег поступает в Павловское военное училище в Петербурге (туда определили многих из его приятелей по Тифлисскому кадетскому корпусу). Нелегкое расставание с семьей, которая осталась в Тифлисе. К счастью вскоре в Питер перезжают братья ОИП - Коля и Юша.

Стрелок Его  Величества 1905 г.

Свои "свободные" деньги, в том числе завоеванные в спортивных схватках ОИП тратил на книги и путешествия. В 1907 г., взяв отпуск на службе, он путешествует по маршруту Берлин-Париж-Ницца-Венеция-Фиуме-Будапешт-Киев с заездом в Мадрид.

 

2 мая 1910 г. у Олега Ивановича и Нины Михайловны рождается первый сын - которого называют в честь отца - Олегом. Вот это событие!!! (У вас может сложиться впечатление, что я пропустил какую-то дату, но нет, я следую логике изложения ОИП в мемуарах).

Тут можно вернуться чуть назад. Так пишет ОИП:

"...Как раз в это время появилась в продаже русская книжка - перевод книги генерала Роберта Баден Пауэля "Scouting for boys". Вскоре после этого М.О. Меньшиков в "Новом времени" поместил по поводу этой книги восторженную статью. Я пошел к автору. Он жил против казарм стрелков Императорской Фамилии, почти на углу парка и бульвара, в доме Бенземанова. Беседа наша была очень дружественной, хотя он и не был так красноречив на словах, как в своих фельетонах, и я, не согласился с ним, что следует в работе итти сообща с кап. Назимовым, возившимся с так называемыми "потешными". Но о книге Баден Пауэля - тут действительно было чем восторгаться! Жизнь на лоне природы, стремление быть полезным другим и, конечно, своей родине России. У Баден Пауэля было сказано про его родину - Англию, но эти страницы легко было переделать на русский лад.

Так вышло, что я первый по времени начал работать с русскими скаутами. Я вспомнил счастливое время горных походов нашего тифлисскаго Пушкинского Звена и мне показалось, что после десятилетнего перерыва следует поскорее приняться за продолжение работы с молодежью, но уже с более разнообразной и по деловито разработанной программе...

...Мысль об издании книги Баден Пауэля на руском языке принадлежала нашему Государю, получившему эту книгу из Лондона от одного из приближенных к нему лиц. Издана была эта книга Главным Штабом. Но какой это был неудачный перевод. Баден Пауэль сам лично прислал мне впоследствии длинный список ошибок и опечаток. И тем не менее, появление на рынке этой книги было огромным событием для нашей русской молодежи. Она была как бы ответом на вопрос: "Что же нам сделать для России?"...Ответом на это вопрос в книге Баден Пауэля было очень много и все было в таком радостном, веселом духе изложено: - Это была и веселая игра, и подготовка к служению, а может быть, и само служение нашей России...

Как-то вышло, что я рассказал им про наш Пушкинский Клуб в Тифлисе и про наши чудесные походы за город, в природу, и видел уже по глазам моих слушателей, что им хотелось бы продолжить игру нашего тифлисского звена и стать теми разведчиками-скаутами, о которых я им только что рассказывал.

Согласно нашему тифлисскому опыту и совету Баден Пауэля, я выбрал, из обступивших меня мальчиков и молодых людей, ровно семь человек, а следующих желающих я записал как кандидатов и они присоединились вскоре к нашей первоначальной группе. Вспоминаю фамилии: Кирилина, Персианова, Ильина, Малафеева, Боровкова, Иванова, Палепы...

Нина Михайловна очень сочувствовала моему начинанию или, вернее, продолжению моей работы с молодежью. Она тоже прочла с интересом книгу Баден Пауэля и сразу же стала рисовать красивые силуэты диких зверей и птиц для наших скаутских звеньев-патрулей, а затем и рисунок скаута под деревом, который стал как бы эмблемой нашаго движения. Первое звено, если я не ошибаюсь, было звеном Бобра."

Олег Иванович с большим энтузиазмом взялся за скаутское дело, искренне веря в его пользу для отечества. Однако само отечество не спешило принимать с распростертыми объятиями "чужеродное" движение (что то вам знакомо в этих словах?). Вот так пишет сам ОИП:

"Первые же походы, лагери и беседы у костра и разведки так увлекли нашу молодежь, что не было отбоя от желающих примкнуть к нам. Наши флажки развевались то там, то тут по всем направлениям окрестностей Павловска и Царского Села...Мной печатались, иногда с помощью кого-нибудь из скаутов, на гектографе программы, законы, узлы и план окрестностей. В общем, "власть имущая" все еще поощряла "потешных", которых обучали фельдфебеля и ефрейторы, и которые все еще существовали в некоторых полках. Мало кто из "власть имущих" читал книгу Баден Пауэля, и такие люди косо посматривали на мою организацию. Всем нам хотелось бы иметь свое, русское, начиная с нашего названия. И мы назвали себя "Разведчиками". Это не вполне соответствовало идее нашей организации, но вошло крепко в наш лексикон. Мы старались ввести свою русскую форму, и наш ротный потрной шил для молодежи русские кафтаны и барашковые шапки с малиновым верхом, но вскоре мы увидели, что на "разведке" и во время полевых игр ни кафтаны, ни барашковые шапки не пригодны. Я не хочу преувеличивать количество тех людей, которые, так сказать "косо" посматривали на моих скаутов-разведчиков. Вспоминаю павловского коменданта Сабурова, с которым мы тщетно старались придумать более русское название и русские особенности в скаутской форме... Для большинства людей то обстоятельство, что я был офицером блестящего гвардейского батальона и не раз лично беседовал о скаутах с Государем, упакаивало умы, но никто не изъявлял желания помочь делу своей работой или деньгами.

Click to enlarge-Нажмите для увеличения

 

Занятость ОИП на службе не позволял уделять так много времени скаутам, как ему хотелось бы. Но идея, им перенятая у Б-П была подхвачена десятками энтузиастов по всей России. ОИП составил и выпустил зимой 1910-191 гг. книгу "Памятка Юнаго Разведчика", которая немало способствовала распространению скаутинга по Российской империи.

Одним из самых знаменательных событий своей жизни ОИП считал знакомство и дружбу с Робертом Баден-Пауэллом, продлившуюся до самой его смерти в 1941 г. А началось все это так: "...Немного раньше, еще в конце декабря 1910 года, было другое, меня очень интересующее событие: в Петербург приехал основатель скаутизма в Англии генерал Баден Пауэль. Об этом я узнал из газет и немедленно посетил его. Я пошел туда, на Морскую улицу в Отель де Франс, вместе с В.Г.Янчевицким. Мы видели, как Баден Пауэль, только что вернувшийся, по-видимому, со своей прогулки по городу, с удовольствием подошел к горевшему камину и стал греть свои руки, глядя на огонь. Кто знает, может быть ему представилось, что он стоит у лагерного костра, и он готов был побеседовать на свои любимые темы, но...никого вокруг него не было видно. И как раз в это время человек доложил ему о нас и дал мою визитную карточку. Мы подошли и сразу же началась у нас та дружеская беседа, которая всегда идет у скаутов, на самые разнообразные темы которые объединяются в одну общую тему, коротко называемую "скаутинг" и, за неимением лучшего слова по-русски "Разведка". Лица наши - всех трех- горели энтузиазмом. Мы говорили о наших дружинах и легионах, о предстоящих походах и лагерях. Я вернулся к нему через день к завтраку, и мы вдвоем продолжали наш разговор и все на ту же неисчерпаемую тему. Я получил приглашение навестить его скаутов в Англии. Я звал его посетить нашу дружину в Царском Селе, но не могли мы сговориться, в какой именно день было бы удобно и ему и мне, и мы решили, что я дам ему знать вскоре."

Во время встречи наш ОИП обнаружил недюжинные познания в английском языке- которые позволяли ему поддерживать диалог с Б-П.

"Баден Пауэль сказал мне, что "будет в Царском", но я не понял, что ему была назначена аудиенция у Государя. Итак, когда я послал ему мое приглашение приехать к нам в Царское, то получил ответную телеграмму, что он очень благодарит за приглашение, но он только что вернулся из Царского Села от Государя и должен уже в этот же день ехать дальше в Москву.

Это было для всех нас большое разочарование, но я решил все же показать Баден Пауэлю хоть часть нашего отряда, и вот в тот же день все мы, то есть все патрульные и три звена, с нашим красивым стягом-знаменем отправились, несмотря на жестокий мороз, на Николаевский вокзал в Петербурге к вечернему поезду, идущему в Москву. Мои скауты выстроились на дебаркадере в своей зимней форме с флагом-стягом на правом фланге и с посохами в руках.

Баден Пауэль, видимо, был поражен и порадован этим дружеским знаком внимания. Он поздоровался со мной и сказал, что очень, очень рад меня видеть.И я тоже был рад его видеть, потому что, как я сказал, между нами установилось то дружеское чувство, которое так искренне и крепко связывает тех людей и мальчиков, которые стали убежденными скаутами.

Баден Пауэль рассматривал наш стяг, рисованный Ниной Михайловной, на котором было изображение Св. Георгия Победоносца, а на другой стороне изображение Наследника. Он обошел всех скаутов и каждому пожал левую руку. Я подарил ему от лица нашей дружины скаутский альбом, красивую иллюстрированную книгу Величковского о Царском Селе и компас, как эмблему скаутов, которые всегда стараются итти, как по компасу, верным путем и другим показывать тоже верный путь. На компас ювелир успел приделать наш скаутский значек с изображением вензеля Государя и с надписью - "Будь готов". Все это было по душе Баден Пауэля. А один из младших скаутов еще преподнес ему цветы. Баден Пауэль повторил свое приглашение приехать к нему в Англию. Он интересовался, перед тем как сесть в вагон, из какой гостиницы ему легче будет видеть наш московский Кремль...Но вот уже раздается второй звонок и кондуктора тревожно поглядывают на генерала и на наш отряд. Пора садиться в вагон и нам приятно видеть, как наш гость продолжает смотреть на нас из своего окна и приветливо поднимает свою правую руку, причем мы видим, что пальцы на руке сложены как наш скаутский знак. Мы отвечаем ему этим же знаком-салютом..."

Примечательно, что сам Государь Николай II с большим инетересом относился к начинанию своего офицера и даже "примерял" скаутинг к своему сыну- Наследнику Алексею. Свидетельством этого может стать следующие воспоминания ОИП:

"Вскоре после отъезда в Москву Баден Пауэля, у нас в полку был очередной товарищеский обед, на котором присутствовал Государь. Наш командир полка свиты Его Величества генерал-майор Николаев был вполне в курсе наших скаутских дел и я сказал ему, что хотел бы преподнести Государю наш скаутский значек с царским вензелем для Наследника. Случай представился вскоре после обеда, когда все перешли из столового зала в уютную смежную комнату, и Государь стал беседовать с нами на разные темы...Командир полка сказал Государю, что я довольно давно уже организовал в Царском Селе дружину юных разведчиков скаутов. Государь, как видно, уже знал об этом. Я думаю, что царские дети не раз видели наших скаутов в парках в окрестностях Павловска и Царского Села. Я спросил Государя:- "Как вам понравился генерал Баден Пауэль"? - Государь ответил: "Очень, очень понравился! И идея скаутинга тоже очень понравилась"..."Я приказал книгу его перевести на русский язык и издать. Теперь пусть само общество продолжает это хорошее дело". Тут я попросил разрешения преподнести наш скаутский значек для Наследника, и стал рассказывать, почему нами был выбран рисунок лилии для нашего значка: таким рисунком отмечается север на больших компасах, а хороший юный разведчик-скаут, как компас, должен показывать верный путь другим не только в буквальном, но и в переносном смысле этого слова.

Я стал рассказывать, что на ленточке нашего значка выгравировано "Будь готов". - Это наш девиз, который имеет очень много высоких значений: помогать несчастным, защищать Родину, спасать погибающих и прочие...Я сказал, что у наших стрелков на шапках ленточки за отличие в боях загнуты концами вниз, а у наших скуатов-разведчиков ленточки девиза загнуты концами вверх и напоминают улыбающийся рот разведчика, который всегда должен быть весел.

Государь весело засмеялся, слушая это объяснение. Да и другим, кто были вокруг, это объяснение очень понравилось. Государь сказал - "Скажу об этом Алексею", т.е. Наследнику."

Следствие этого разговора явилось то, что впоследствии Наследник Алексей был официально зачислен в ряды Царскосельской дружины. И мы имеем полное право считать его Венценосным российским скаутом, недавно причисленным к лику святых.

Увы, мы имеем очень мало документальных свидетельств о скаутах той поры. И приводимые нами фотографии являются одними из немногих. Советуем вам их скопировать и держать в своем скаутской альбоме.

Click to enlarge-Нажмите для увеличения

Click to enlarge-Нажмите для увеличения

С началом Первой мировой войны в 1914 г. Олег Иванович все чаще выезжает из Царского по делам службы. Все меньше и меньше уделяет внимания скаутам, помня, однако о них и переживая.

Фронтовые будни значительно отличаются от спокойной элитной службы при дворе. Олег Иванович был дважды контужен, ранен и представлен к Георгию 4-ой степени. Здесь некоторые документы этой поры и чуть более поздние, касающиеся безупречного выполнения Пантюховым своего долга "перед Богом, Родиной и Царем".

Прошедшие зимой 1915-16 гг. Первый съезд по скаутизму и затем зимой 1916-17 гг. Второй съезд по скаутизму были лишь приветсвованы ОИП, нашодившемуся на передовой. Также поздравления на Первый съезд прислал Б-П.

События Февраля 1917 г. - отлучение Царя от власти, а затем и большевистский переворот ноября 1917 г. делали существование скаутов в России невозможным. Тысячи русских людей, цвет интеллигенции, осколки белой гвардии, в том числе и семья Пантюховых были вынуждены покинуть ставшую негостеприимной Родину. Как писал впоследствии ОИП: "Святой Георгий на белом коне покинул Россию..." Но это тема отдельной статьи...

 

При подготовке страницы использованы материалы из книги "О днях былых", личного архива Вяч. Черных, письма Олега Олеговича Пантюхова автору.

© Slava E. Chernykh,2002